ФОТОПРОГУЛКИ

 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

ЕКАТЕРИНИНСКИЙ КАНАЛ

Канал Грибоедова

 

Оглавление

Страница  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

Предыдущая       Следующая

 

Литература

 

Главная страница

 

 

Теперь остановимся на некоторое время в нашем продвижении вдоль канала и познакомимся с районом, расположенным справа от канала, у излучины недалеко от Сенной площади. Этот район известен как "Петербург Достоевского".

Я должен сразу же сказать следующее.

На этих улицах есть отдельные весьма интересные по архитектуре здания (одно из них - здание мирового съезда - рассмотрено на предыдущей странице). Но в мои планы не входит подробный показ района, я покажу только отдельные здания, связанные с одной темой - места, связанные с памятью гениального писателя.

Сначала назову улицы этого района.

В районе, охваченном излучиной канала, проходят параллельно три улицы, которые первоначально назывались Большой, Средней и Малой Мещанской (именно так они и назывались в те времена, когда здесь жил Ф.М.Достоевский); Большая Мещанская только частично проходит через этот район, а две другие находятся в нем целиком. От Большой мещанской начинается Столярный переулок, пересекающий две другие улицы и ведущий к Кокушкину мосту.

Позже Большая Мещанская улица была переименована в Казанскую, Малая Мещанская - в Казначейскую, а Средняя стала просто Мещанской.

В советское время произошло новое переименование: Казанская улица стала улицей Плеханова, Мещанская - Гражданской, а Столярный переулок - улицей Пржевальского (а это-то зачем?!); не переименованной осталась только Казначейская улица. В конце XX - начале XXI в. Казанской улице и Столярному переулку были возвращены их названия.

 

В этой местности жили небогатые люди. Короткие улицы без далеких перспектив, многочисленные доходные дома, общий дух бедности создают довольно мрачную атмосферу, вполне созвучную творчеству Достоевского. И, вероятно, не случайно он несколько лет жил здесь, переселяясь с одной квартиры на другую. Именно здесь Достоевский написал свой самый знаменитый роман - "Преступление и наказание", и действие романа происходит в основном в этих местах.

 

Общий вид Столярного переулка:

 

 

31 марта 2012 г.

 

 

Здесь есть достопримечательности двух разновидностей: во-первых, реальные адреса, по которым жил писатель, а во-вторых, адреса литературных героев (о том, насколько они достоверны, тоже пойдет речь).

Начнем с реальных адресов. Достоевский жил в разное время в трех разных домах. Все они находятся на Казначейской улице (в то время называвшейся Малой Мещанской).

 

Фотография первого дома уже была показана на одной из предыдущих страниц. Здесь я ее повторяю. Дом 1/61 на углу наб. кан. Грибоедова:

 

 

31 марта 2012 г.

 

Здесь, в доме А.А.Астафьевой, с января 1861 года размещалась редакция издававшегося Ф.М.Достоевским (вместе с братом М.М.Достоевским) журнала "Время", а затем и второго журнала - "Эпоха". Правда, первые месяцы писатель жил в другом районе (в доме Н.А.Палибина на углу 3-й Роты и Тарасова переулка - ныне 3-я Красноармейская ул. и ул. Егорова; дом не сохранился), но в сентябре 1861 года он и сам переехал в этот дом. Здесь были опубликованы "Униженные и оскорбленные", "Записки из мертвого дома". 1863 год оказался трагическим для писателя. 15 апреля умерла его первая жена, через три месяца - брат.

(Не могу удержаться от того, чтобы рассказать о трагической судьбе дома Палибина (здесь можно посмотреть фотографию 1969 года [21]). Этот уютный двухэтажный дом (сам по себе - красивое произведение архитектуры середины XIX века) был варварски уничтожен весной 1970 г. для строительства на этом месте нового корпуса Ленинградского инженерно-строительного института (ныне Архитектурно-строительный университет). Новое здание (арх. Г.И.Лоханов, Г.И.Зверев, В.Ф.Иванов) бездарно по архитектуре и может служить хорошей антирекламой строительному институту. Глядя на здание, можно подумать, что фрагмент дома Палибина все же был сохранен и вмонтирован в новый фасад. Не верьте, это подделка! Дом Палибина был снесен полностью, до основания. Я знаю, о чем говорю: с рождения до 1971 года я жил на 3-й Красноармейской улице и видел всё своими глазами. (Только, к сожалению, тогда я не знал, что в доме жил Достоевский - а узнал из [21]; в этой книге (сданной в набор 11.11.1969, подписанной в печать 4.05.1970) о доме говорится как о сохранившемся; к моменту ее выхода данные устарели: дома больше не было).

В 1864 г. Достоевский некоторое время жил в доме Евреинова (Казначейская ул., 9/11, на углу Столярного переулка):

 

 

29 мая 2008 г.

 

 

Затем он переселился в дом И.М.Алонкина (Олонкина), расположенный на другом углу Столярного переулка (Казначейская ул., 7/14). Слева перекресток Казначейской ул. и Столярного пер., справа дом Алонкина:

 

 

29 мая 2008 г.

 

Здесь Достоевский жил до января 1867 года. За это время произошли очень важные события и в творчестве, и в личной жизни писателя.

В этом доме Достоевский познакомился с молодой стенографисткой Анной Григорьевной Сниткиной (записывавшей под его диктовку роман "Игрок") и женился на ней.

Но самое важное для нас - другое: здесь он написал роман "Преступление и наказание". На рубеже XIX и XX в. на доме была, наконец, установлена мемориальная доска:

 

 

29 мая 2008 г.

 

 

 

А теперь речь пойдет о месте действия романа "Преступление и наказание".

Напомню самое начало романа:

"В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С - м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К - ну мосту."

Благодаря сокращенным названиям с самого начала возникает впечатление документальной достоверности. Подобные сокращения встречаются и далее по тексту романа.

Позже, в 1907 году вдова писателя Анна Григорьевна сделала на полях книги примечания, раскрывающие эти сокращения. В частности, "С-й переулок" - это Столярный переулок, а "К-н мост" - Кокушкин мост. Таким образом, Достоевский поселил главного героя своего романа - Раскольникова - в тот район, где он сам в это время жил, в Столярный переулок.

Интересно также еще одно свидетельство А.Г.Достоевской: "Феодор Михайлович в первые недели нашей брачной жизни, гуляя со мною, завел меня во двор одного дома и показал камень, под который его Раскольников спрятал украденные у старухи вещи."  (Цитируется по [21].)  Считают, что это место находилось на Вознесенском пр., 3-5. Позже оно полностью изменилось - не осталось не только камня, но и самого двора.

И данная особенность романа, и воспоминания А.Г.Достоевской дали повод для возникновения одной легенды - о том, что Достоевский вообще описывал совершенно конкретные дома, имеющие точные адреса.

В данном районе есть два дома, которые предание связывает с "Преступлением и наказанием". Это "дом Раскольникова" и "дом Сони Мармеладовой".

 

Согласно этому преданию, "дом Раскольникова" находится на углу Столярного переулка и Мещанской (ныне Гражданской) улицы (дом 5/19). Слева фотография 1969 года [21], справа моя фотография 31 марта 2012 г.:

 

 

 

Этот доходный дом, построенный в 1831 г. (арх. Е.Т.Цолликофер), в общих чертах сохранился в первоначальных формах. Но все же следует сказать, что в 1980-х гг., при капитальном ремонте были произведены некоторые внутренние переделки, после которых не осталось почти ничего, что напоминало бы о романе Достоевского. Я видел этот дом еще до перестройки, причем тогда можно было беспрепятственно заходить и во двор, и на лестницу. К сожалению, я в то время не сделал никаких фотографий, придется только рассказать о том, что я видел.

Но для начала напомню некоторые отрывки из романа с описаниями дома.

"Он благополучно избегнул встречи с своею хозяйкой на лестнице. Каморка его приходилась под самою кровлей высокого пятиэтажного дома и походила более на шкаф, чем на квартиру. Квартирная же хозяйка его, у которой он нанимал эту каморку с обедом и прислугой, помещалась одною лестницей ниже, в отдельной квартире, и каждый раз, при выходе на улицу, ему непременно надо было проходить мимо хозяйкиной кухни, почти всегда настежь отворенной на лестницу. И каждый раз молодой человек, проходя мимо, чувствовал какое-то болезненное и трусливое ощущение, которого стыдился и от которого морщился. Он был должен кругом хозяйке и боялся с нею встретиться."

 

 

"Он бросился к двери, прислушался, схватил шляпу и стал сходить вниз свои тринадцать ступеней, осторожно, неслышно, как кошка. Предстояло самое важное дело - украсть из кухни топор."

 

 

"Одно ничтожнейшее обстоятельство поставило его в тупик, еще прежде чем он сошел с лестницы. Поровнявшись с хозяйкиною кухней, как и всегда отворенною настежь, он осторожно покосился в нее глазами, чтоб оглядеть предварительно: нет ли там, в отсутствие Настасьи, самой хозяйки, а если нет, то хорошо ли заперты двери в ее комнате, чтоб она тоже как-нибудь оттуда не выглянула, когда он за топором войдет? Но каково же было его изумление, когда он вдруг увидал, что Настасья не только на этот раз дома, у себя в кухне, но еще занимается делом: вынимает из корзины белье и развешивает на веревках! Увидев его, она перестала развешивать, обернулась к нему и все время смотрела на него, пока он проходил. Он отвел глаза и прошел, как будто ничего не замечая. Но дело было кончено: нет топора! Он был поражен ужасно.

"И с чего взял я, - думал он, сходя под ворота, - с чего взял я, что ее непременно в эту минуту не будет дома? Почему, почему, почему я так наверно это решил?" Он был раздавлен, даже как-то унижен. Ему хотелось смеяться над собою со злости... Тупая, зверская злоба закипела в нем.

Он остановился в раздумье под воротами. Идти на улицу так, для виду, гулять, ему было противно; воротиться домой — еще противнее. "И какой случай навсегда потерял!" - пробормотал он, бесцельно стоя под воротами, прямо против темной каморки дворника, тоже отворенной. Вдруг он вздрогнул. Из каморки дворника, бывшей от него в двух шагах, из-под лавки направо что-то блеснуло ему в глаза... Он осмотрелся кругом - никого. На цыпочках подошел он к дворницкой, сошел вниз по двум ступенькам и слабым голосом окликнул дворника. "Так и есть, нет дома! Где-нибудь близко, впрочем, на дворе, потому что дверь отперта настежь". Он бросился стремглав на топор (это был топор) и вытащил его из-под лавки, где он лежал между двумя поленами; тут же, не выходя, прикрепил его к петле, обе руки засунул в карманы и вышел из дворницкой; никто не заметил! "Не рассудок, так бес!" - подумал он, странно усмехаясь. Этот случай ободрил его чрезвычайно."

Для того, чтобы пройти в "квартиру Раскольникова", нужно войти в подворотню с Гражданской улицы (на моей фотографии - слева). Вход на лестницу был устроен прямо в подворотне, слева. (Достоевский не пишет об этом обстоятельстве, но и не пишет ничего, что отвергало бы такое расположение.) Рядом с входом на лестницу, справа от него был вход в дворницкую - ту, где Раскольников нашел топор. В те времена, когда я осматривал дом, дверь в дворницкую уже была заделана, но ее место было совершенно ясно отмечено одной или двумя ступеньками.

На последнем (не мансардном) этаже, кроме двух расположенных напротив друг друга дверей в квартиры, была еще одна дверь в перпендикулярной ей стене - вероятно, та самая дверь на кухню (только теперь она была постоянно закрыта). А выше вела лестница на чердак (в каморку Раскольникова) - и у этой лестницы было тринадцать ступенек.

 

После перестройки в 80-х годах вход на лестницу ведет не из подворотни, а со двора; не осталось никаких следов ни от "дворницкой", ни от "кухни" под "каморкой Раскольникова". Сохранилась только лестница с тринадцатью ступенями. В свое время меня возмущала такая бесцеремонная переделка - но теперь я отношусь к ней совершенно спокойно (почему - объясню дальше).

 

 

Второй дом в этом районе, связываемый с "Преступлением и наказанием", - это "дом Сони Мармеладовой", расположенный на углу Казначейской улицы и наб. кан. Грибоедова (дом 13/73):

 

 

29 мая 2008 г.

(См. также фотографию на предыдущей странице.)

 

Напомню описания дома в романе:

"А Раскольников пошел прямо к дому на канаве, где жила Соня. Дом был трехэтажный, старый и зеленого цвета. Он доискался дворника и получил от него неопределенные указания, где живет Капернаумов портной. Отыскав в углу на дворе вход на узкую и темную лестницу, он поднялся, наконец, во второй этаж и вышел на галерею, обходившую его со стороны двора."

 

 

"Сонина комната походила как будто на сарай, имела вид весьма неправильного четыреугольника, и это придавало ей что-то уродливое. Стена с тремя окнами, выходившая на канаву, перерезывала комнату как-то вкось, отчего один угол, ужасно острый, убегал куда-то вглубь, так что его, при слабом освещении, даже и разглядеть нельзя было хорошенько; другой же угол был уже слишком безобразно тупой."

На сайте [22] можно увидеть старую фотографию этого дома. Он был двухэтажным (возможно, была еще мансарда - и тогда его можно назвать трехэтажным). Дом был надстроен в 1960-х гг. Но и после перестройки здесь осталось многое, напоминающее роман. Раньше, когда двор и подъезды не были заперты, я это видел; жаль только, что не сфотографировал.

Теперь мне все-таки однажды удалось попасть во двор и сфотографировать его. Вид от ворот:

 

 

2 февраля 2013 г.

 

Н дворовых фасадах не видно ни галереи, ни каких-то ее следов. Но кто знает, как это выглядело до перестройки! (В первоначальной редакции этой страницы я писал по памяти о якобы сохранившихся следах заложенной галереи. К сожалению, память меня подвела.)

Вход на лестницу - слева, у острого угла (дверь отсюда не видна). А вот как выглядит этот угол вблизи:

 

 

2 февраля 2013 г.

 

В конце узкой щели - вертикальная полоска брандмауэра соседнего здания.

 

На лестницу мне, к сожалению, пока не удалось вновь попасть. По прежним, давним впечатлениям она запомнилась мне как темная и узкая. Параллельно этой лестнице сделана другая - новая, светлая. Вход на новую лестницу находился у левого края фасада по каналу (на фотографии фасада его закрывает грузовик), и у жильцов не было необходимости пользоваться старой лестницей. Хочется думать, что старая лестница была сохранена из уважения к памяти Достоевского.

Впрочем, теперь (2013 г.) вход со стороны канала, кажется навсегда заперт, и единственный вход устроен именно со двора.

 

В другом месте канала есть еще и "дом старухи-процентщицы".

 

 

Раньше я верил, что это действительно те дома, в которые сам Достоевский поселил своих героев. Но потом появились новые данные, которые заставили сильно в этом усомниться.

В первой половине 80-х годов появилась интересная и важная статья, посвященная топографии Петербурга в романе "Преступление и наказание". К огромному сожалению, я не смог вспомнить имя автора и точное название. Перескажу ее содержание.

Автор нашел в романе множество противоречий в указании взаимного расположения домов, расстояния между ними (Раскольников должен был бы пойти направо, а пошел налево и т.п.). Был предложен и другой адрес "дома Раскольникова" (насколько я помню, Столярный переулок, 9), причем автор видел, что и здесь есть противоречия, хотя их и несколько меньше. С "домом Сони Мармеладовой" - еще более интересная история: оказывается, он был построен через несколько лет после появления романа "Преступление и наказание"! (И дело совсем не меняет высказанное автором восхищение гениальностью писателя, предвидевшего появление именно такого дома). Основной вывод: топография в романе не вполне соответствует реальной топографии города, это как бы ее отражение в кривом зеркале.

Прочитав эту статью, я понял одно (хотя автор не делал таких однозначных выводов): в романе мы имеем дело с писательской фантазией, а не с документальным описанием домов. Таким образом, "дом Раскольникова", "дом Сони Мармеладовой", "дом процентщицы" - это миф.

Но окончательно все стало ясно несколько позже. В 1991 году была переиздана книга старого ленинградского краеведа Н.П.Анциферова "Петербург Достоевского", впервые увидевшая свет в 1923 году и с тех пор, вероятно, не переиздававшаяся [23].

В книге Анциферов, в частности, предпринял попытку найти дом Раскольникова (с. 248 - 251) - и остановился на том самом доме 5/19 на углу Столярного переулка и Мещанской улицы. При этом он пишет:

"Может быть, здесь был сделан ряд ошибок, может быть, неосновательно даже само предположение, что существовал в действительности этот дом, который Достоевский считал домом Раскольникова, все же наша работа не теряет смысла. Найденный нами дом может послужить отличной иллюстрацией к роману, а его расположение в соответственном месте будет волновать наше топографическое чувство воспоминаньями о лицах и событиях "Преступления и наказания», связанных с этим местом."

Далее (с. 251 - 252) Анциферов "находит" и дом Сони Мармеладовой - тот самый, на углу Казначейской улицы и канала - а также место "дома процентщицы" (о котором мы здесь не говорили). А в конце книги (с. 256) он еще и называет возможный маршрут экскурсии по местам Достоевского:

"Здесь намечен один из возможных маршрутов (Сенная, канал, мост, Столярный пер., дом Раскольникова (?), дом Сони (?), Садовая, Юсупов сад, дом процентщицы (?), Сенная)."

Теперь стало понятно и происхождение мифов о "доме Раскольникова" и "доме Сони Мармеладовой". Это плод не творчества Достоевского, а фантазии Анциферова. (Только происхождение мифа о "доме процентщицы" мне пока неясно: Анциферов называл другой адрес - с оговоркой, что по этому адресу нет подходящего дома; значит, позже кто-то пошел по его стопам и все-таки "нашел" дом.

Учитывая это, какая-то особая ценность именно этих конкретных домов довольно сомнительна (при всем моем уважении к Н.П.Анциферову). Ценность представляет весь район в целом, вдохновивший Достоевского на создание шедевра.

 

 

В 1999 году, когда все рассмотренные здесь данные уже были опубликованы, на "доме Раскольникова" все же была установлена вот такая мемориальная доска:

 

 

31 марта 2012 г.

 

Хотя текст был сочинен Д.С.Лихачевым (вместе с Д.А.Граниным) [24] - все равно, по-моему, установка такой доски отдает ложью.

Примерно тогда же в Столярном переулке был расширен тротуар, и на нем была устроена прогулочная зона со скамейками и фонарями, стилизованными "под старину". Эта затея, по-моему, была еще более фальшива - подлинный "Петербург Достоевского" подменялся каким-то гламуром. Слава Богу, через несколько лет этот балаган исчез; теперь на месте прогулочной зоны - просто газон.

 

 

Замечу, что в доме на углу Столярного переулка и Гражданской улицы есть и нечто такое, что представляет истинную, а не надуманную ценность. По двум сторонам от угла сохранились две дощечки с отметкой уровня воды в наводнение 1824 года:

 

 

31 марта 2012 г.

 

Интересно, что одна надпись сделана на русском языке, а другая на немецком (такие же таблички есть недалеко отсюда, у Демидова моста). Видно, в этом районе жило много немцев.

 

 

В заключение упомяну, что в Петербурге есть и еще один адрес, связанный с "Престплением и наказанием", - не выдуманный, а действительно имевшийся в виду самим Достоевским. Это съезжий дом на Большом проспекте Петербургской (Петроградской) стороны, рядом с которым покончил с собой Свидригайлов.

 

 

 

 

Оглавление

Страница  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

Предыдущая       Следующая

 

Литература

 

Главная страница

 

 

 

 

© Прохоров С.О.